“Salus populi suprema lex est”
Международное общественное объединение

Russian Phisical Society, International

Международное общественное объединение Русское Физическое Общество (сокращённо – РусФО, RusPhS) - добровольное объединение учёных, инженерно-технической интеллигенции, изобретателей, предпринимателей для совместной интеллектуальной и научно-практической деятельности в области естествознания, - науки о природе.
Научная цель: построение единой физической картины мира и поиск основной целевой функции человечества.

Родионов В.Г. За что ВАК присваивает степень доктора физико-математических наук



ЗА ЧТО ВАК ПРИСВАИВАЕТ СТЕПЕНЬ ДОКТОРА ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИХ НАУК

 Родионов В.Г.


  Ниже я публикую аннотацию к одноимённой монографии В.Б. Губина, рукопись которой мне в 1993 году представил сам автор, желая, чтобы хоть кто-то издал его капитальный труд по спасению энтропии как понятия - от всеобщего позора и забвения. (Подчёркивания - наши).

Тогда мы разошлись как в море корабли, каждый - со своим представлением о том, для чего существует эта самая энтропия.
Спустя годы стало ясно, что эта самая энтропия существует для гарантированного получения очередной учёной степени именно в области физико-математических наук, как наиболее престижной области.
И в прозорливости - В.Б. Губину не откажешь.
Тому подтверждение - присуждение В.Б. Губину научной степени доктора физико-математических наук именно за этот научный шедевр. Именно после обзорной статьи Н.Е. Заева «Безтопливная энергетика» будет особенно понятно, что капитальный труд В.Б. Губина - это второе издание философского трактата профессора Р. Авенариуса «Критика чистого опыта», - гимн субъективному идеализму в науке, так подробно и всесторонне рассмотренному В.И. Ульяновым в работе «Материализм и эмпириокритицизм».
Героически спасая энтропию от позора и забвения, наш герой погрузил теперь уже всю (!) методологию науки в болото субъективного идеализма. Интересно, какую бы оценку В.Б. Губину дал М.В. Ломоносов, ещё на заре становления научного знания в 18 веке так беспощадно высмеивавшего проповедников и почитателей флогистона и теплорода, превратившихся по мановению волшебной палочки субъективного идеализма в 20 веке в Энтропию Флогистон Теплородовну?


Приложение 

 

В.Б. Губин. Общие методологические принципы физического исследования

 (согласование физических теорий).


 Аннотация

В книге дан обзор трудностей обоснования статистической физики и термодинамики, приводятся их решения, анализируются методологические причины возникновения трудностей и как итог излагается схема общего механизма формирования объектов, в виде которых перед нами упрощённо предстаёт мир в процессе нашей деятельности в нём.

Критика оснований статистической механики и термодинамики в пунктах их согласования с механикой началась с самого возникновения этих теорий и не прекращалась никогда. Основные пункты критики - несовместимость статистической вероятности с детерминированностью механики и противоречие закона возрастания энтропии сохранению в соответствии с уравнениями механики фазового объёма, логарифмом которого она определяется. Парадоксы Гиббса, новые разрешения которых предлагаются до сих пор, подвергают сомнению и внутреннюю непротиворечивость статистической и термодинамической теорий. В разрешении этих трудностей всегда присутствовали явные натяжки, причём проблема выглядела тем более загадочной, что все эти трудности возникали уже для предельно простой системы из набора частиц в ящике, отчётливо просматривающейся во всех отношениях.

Первоначальные поиски свелись к попыткам построить выражение для энтропии как какой-то функции от состояния частиц, учитывающей их расположение внутри объёма. На этот путь толкала как обычная идеология классической физики, согласно которой физические величины полностью порождаются наблюдаемым объектом и соответственно строятся как функции состояния изучаемой системы в некоторых обстоятельствах, так и обычные интуитивные представления о поведении энтропии в зависимости от степени равномерности распределения частиц по координатам внутри заключающего их объёма. Однако определения, с течением времени всё более усложняющиеся, неизбежно оказывались не единственными и не обязательными. В сущности, все усилия были потрачены на то, чтобы в согласии со стандартным пониманием энтропии как логарифма вероятности состояния оценить нетривиальным образом в действительности нулевую вероятность заданного расположения точек в объёме.

Затем, как в связи со смутным пониманием, что желательна какая-то затравочная ненулевая область (ведь нельзя же, в самом деле, для известных комбинаторных оценок вероятности состояния продлевать разбиение объёмов на части до бесконечности), так и из-за некоторой свободы для движения частиц между их ударами о стенки - была предпринята попытка найти, в чём и как в наблюдениях проявляется эта свобода. Так была обнаружена ненулевая неточность с размерностью действия. Сразу же стало ясно, что, во-первых, она тесно связана с энтропией, и, во-вторых, она оценивает не саму по себе систему, а контроль над ней со стороны «наблюдателя» с помощью объёма и давления. Всё остальное было менее принципиальным и касалось только конкретных уточнений и согласований.

В результате указанные выше трудности снялись.

По сравнению с классической физикой теперь появились два новых связанных между собой момента. Классической механике соответствует нулевая неточность в действии, ненулевая неточность свойственна квантовой механике. Теперь же, это первое, и в классической модели фазовая точка системы частиц расплылась, то есть и классическая физика оказалась не чуждой неопределённости действия. Во-вторых, в разряд физических величин, традиционно считавшихся более или менее точно описывающими внешний по отношению к наблюдателю материальный мир, вошла характеристика, описывающая не сам этот внешний мир, а связь с ним субъекта, и без субъекта вообще не существующая. Стало понятным, что детерминизм и вероятность, обратимость и необратимость существуют в разных сферах, говорят о разном и поэтому могут без противоречий существовать одновременно. Детерминизм и обратимость в классической модели присущи самой системе. Вероятность же отображает неоднозначность, не полную определённость с точки зрения действующего субъекта результатов не вполне точного контроля над системой, а необратимость есть обобщение результатов неточных наблюдений поведения приготовленных неравновесных состояний в течение времён, малых по сравнению с периодами возврата исходных состояний.

Прежние анализы (исключая работы Смолуховского) оснований статистики не различали в достаточной мере разницу уровней описания, что приводило к неустранимым противоречиям. Парадоксы Гиббса снялись обоснованным сужением области приложения, для которой пишется выражение энтропии, и более конкретным учётом обстоятельств, порождающих аддитивность энтропии. И в этом вопросе проблемы возникали в основном из-за смешивания возможностей, которые может дать в основе своей механическая система, и теми, которые реально обеспечивает относительно грубый контроль над системой с помощью термодинамических параметров объёма и давления.

Как итог выработалось представление о механизме формирования объектов и структур, обнаруживаемых физикой и представляющихся нам как объекты и структуры чисто объективного материального мира. Сами по себе, чётко определённые и отграниченные, как отдельные вещи или их связи и характеристики - они не существуют. Это мы видим изучаемый материал в форме этих объектов. Мы их выделяем в том или ином всегда неисчерпаемом материале соответственно нашим целям и средствам работы с ним. Мы их формируем как упрощённые, приблизительные обобщения некоторых избранных, а не всеобъемлющих и исчерпывающих результатов работы с материалом в ограниченном круге условий с помощью параметров, также приближённо и обобщённо описывающих реальный контроль над материалом. В их формирование дают вклад как сам материал, так и способ обращения с ним.

Очевидны некоторые общие черты схемы образования состояния в квантовой механике в результате процесса измерения, накладывающего на результат неустранимый отпечаток. И в классическом случае применение средств, характерных для выбранного уровня, даёт (по крайней мере для некоторой области условий) объекты и их связи, свойственные этому уровню, но не более глубокому, «истинному» уровню. «Истинный» уровень при таких средствах (например, уровень механических частиц при грубом термодинамическом контроле) совершенно не заметен, подобно тому, как в квантовой механике вообще не существует событий типа отдельного попадания электрона в какое-то место экрана, а событием является вероятность попадания в некоторую область.

Таким образом, оказалось, что и в классической физике выявляются зависимости, подобные неустранимым квантово-механическим влияниям процесса измерения на оценку контролируемого состояния. Но в отличие от квантовой механики здесь их появление более ясно и вызвано не присутствием природной универсальной константы, которую в принципе нельзя игнорировать или уменьшить, а самой сутью и механизмом процесса постепенного познания неисчерпаемой реальности в конечной практике. Такая интерпретация выглядит более глубокой и общей, чем связанная с учётом влияния постоянной Планка. Не исключено, что когда-нибудь можно будет вывести постоянную Планка из более основательных величин и некоторых конкретных обстоятельств её появления. Тогда процесс измерения в квантовой механике, сейчас упрощённо представляемый как только объективный процесс взаимодействия системы с прибором без всякого участия субъекта, станет более обусловленным и менее абсолютным по сравнению с нынешним, то есть окажется частным случаем общего механизма измерений и усвоения субъектом их обобщённых результатов.


« назад

Журнал Русской Физической Мысли
Журнал Русской Физической Мысли

Ссылки: