“Salus populi suprema lex est”
Международное общественное объединение

Russian Phisical Society, International

Международное общественное объединение Русское Физическое Общество (сокращённо – РусФО, RusPhS) - добровольное объединение учёных, инженерно-технической интеллигенции, изобретателей, предпринимателей для совместной интеллектуальной и научно-практической деятельности в области естествознания, - науки о природе.
Научная цель: построение единой физической картины мира и поиск основной целевой функции человечества.

Колесников И.В. О поляризации воздушных волн и рождении спиральных волн



О ПОЛЯРИЗАЦИИ ВОЗДУШНЫХ ВОЛН И РОЖДЕНИИ СПИРАЛЬНЫХ ВОЛН



  Колесников И.В.




"Человек устраивает землетрясения
- берите это дословно!"

Е.И. Рерих. Из письма от 23.06.1934.



В своих письмах Елена Ивановна Рерих полностью подтверждает справедливость этой сентенции.

Сейсмические волны, создаваемые землетрясениями, имеют два независимых направления, как продольную составляющую, так и поперечную. Скорость продольных сейсмических волн составляет 8 км/сек, поперечных - 4,45 км/сек [1]. Подобные продольные волны вызывают механические деформации в упругой среде и являются результатом их. Кристаллические вещества препятствуют деформации, связанной с изменением, как объёма тела, так и формы, (сдвиговая деформация). Газам и жидкостям присуща объёмная упругость, но отсутствует упругость формы. Известно, что звуковые волны продольны - смещение осуществляется вдоль направления распространения волны. Однако жидкости проявляют упругость формы только по отношению переменных деформаций высоких и сверхвысоких частот, период которых близок к средней продолжительности оседлого существования молекул жидкости. О сдвиговых волнах в жидкостях под действием ультразвука сообщается в работе [2], где комплексный сдвиговый импеданс (часто - сжимаемость) при вязких потерях в жидкостях зависит от частоты и определяется по коэффициенту отражения сдвиговых волн от границы твёрдое тело - жидкость.

Изучение работы биохимического маятника, аналог реакциям Белоусова-Жаботинского, заложенного Природой в человека, животное и растение, на основе морской воды, показало, что люди генерируют звуковые колебания в области низких частот от 1 до 0,01 Гц и длиной волны 5÷6 км. Эта передача осуществляется по принципу работы сонара на подводной лодке; магнитострикционный эффект (или пьезоэффект) создаётся на молекулярном уровне за счёт перехода хлорид-хлорат (высший окисел хлора) с более короткой длиной связи. Генерируемая человеком волна является несущей модулированной волной, аналогом сейсмическим волнам [4].

Можно предположить, что точно также акустические звуковые волны, слышимые и генерируемые людьми, с длиной волны 0,05÷20 м, частотой 17÷6500 Гц - основной диапазон звуковых волн, способны резонировать с блоковой структурой земной коры [5]. Этот блочный мотив - "некое подобие кирпичной кладки", хорошо прослеживается из космоса и снимки дешифруются под электронным микроскопом. Размеры глыб этой кладки по оценке расстояний между трещинами в скальных обнажениях, составляют от нескольких десятков метров до нескольких десятков сантиметров. В меньших количествах наблюдается «трещиноватость» от нескольких сантиметров или долей сантиметра. То есть подобные фракции дробления скальных пород встречаются реже.

Однако, как указывалось выше, звуковые акустические волны не обладают сдвиговой деформацией и в связи с этим не могут порождать землетрясений. Настоящая работа показывает, что под влиянием электромагнитного поля Земли и акустических пульсирующих колебаний (давления) воздуха осуществляется поляризация по кругу в отрицательном направлении одной из компонент продольной составляющей этих колебаний, порождая таким образом спиральные волны, в плоскости - логарифмическая спираль. Именно эти поляризованные волны улавливает наш слуховой аппарат, так как его строение улитки внутреннего уха и базальной мембраны, точно воспроизводит строение упомянутой логарифмической спирали (Рис. 1).


Рис. 1. Схематическое строение улитки внутреннего уха человека.
Толщина базальной мембраны у овального окна ≈ 0,04 мм.
Числа на рисунке - величины частот падающей звуковой волны.


Именно они производят дискретное дробление скальных пород, упомянутых в [5] и порождают поверхностные сейсмические волны релеевского типа и волн Лява. Ошибочно считается, что в этих волнах компоненты напряжения, направленные перпендикулярно к поверхности, равны нулю. Это заблуждение можно проследить на принципе работы слухового аппарата человека, в котором прохождение звуковых сигналов из окружающего воздуха в жидкости улитки внутреннего уха сопровождается значительным усилением давления - в 80 раз и более [6]. Из гидродинамики также известно, что вблизи обтекаемого потоком тела составляющая скорости - перпендикулярная поверхности тела - равна нулю, а при наличии вязкости - и составляющая скорости, касательная к поверхности тела, также равна нулю [7]. Подобная ситуация характерна для линейных процессов, при малых числах Рейнольдса Re = 2νρ/η, которые означают преобладание работы трения; большие - указывают на преобладание ускорения. Однако при малых размерах установки и малых скоростях воздушных потоков сильные вихри можно наблюдать уже при Re = 300, [8]. При нелинейных процессах и высоких скоростях газовых потоков возникает турбулентность и при торможении потоков у поверхности обтекаемого тела давление может резко возрастать пропорционально (р· v2).
 
В связи с этим следует напомнить явление "мёртвой воды", когда судно попадает на границу двух сред - морской и пресной (более лёгкой по плотности), воды; и энергия винтов перемешивает пограничные водные слои. Однако на границе воздух - пресная вода наблюдается спокойствие, так как судно не движется из-за резкого лобового сопротивления на границе: двух водных сред из-за возникших двух вихревых потоков, закрученных в противоположные стороны (вращательный импульс при этом равен нулю!), [8]. Вихревой звук возникает при обтекании тел нестационарным потоком. В сообщении о вихревом шуме винтов автор [9] упоминает о двух частотах, имеющих максимумы на фоне общего спектра шумов. Одна из них, отражающая интенсивность вихревого шума, распространяется вперед и назад по оси винта. Другая, излучающая звук вращения винта, - в направлении, перпендикулярном оси винта. В данном случае однозначно сообщается о наличии продольной и поперечной составляющих частотах. Это подтверждается тем фактом, что частота вихревого звука в несколько раз превышает частоту звука вращения - поперечная составляющая. Действительно известно, что критические частоты для продольных волн больше, чем для поперечных, так как сила, необходимая для заданного смещения в продольном направлении, больше, чем сила, необходимая для такого же смещения в поперечном направлении [1].
 
О существовании воздушных бегущих волн, распространяющихся со скоростью 220 м/сек (скорость звука при 0oC равна 332 м/сек), впервые сообщается в 1966 г. [10]. Предполагается, что приливные водяные волны, связанные с воздушными волнами, имеющими ту же скорость и время возбуждения, "перепрыгивали" материковые массивы и появлялись с обратной стороны материков, которые должны были бы блокировать прохождение водяных волн. Подобные явления наблюдались при взрыве вулкана Кракатау в 1883 г. [11].

Таким образом, явление поляризации по кругу газовых и жидких потоков - явление глобального масштаба. Ещё одно частное проявление его - хлорирование пушонки Са(ОН)2 в кипящем слое (КС) при получении гипохлорита кальция Ca(OCl)2 и хлорида кальция СаСl2. Механизм этого процесса показывает, что две конкурирующие реакции, протекающие в противофазе и в противоположных направлении на поверхности матрицы - гранул Са(ОН)2, взаимодействуют с передачей энергии между собой таким образом, что вектор одной из них описывает циклоиду, а вектор другой химической реакции под воздействием внешнего электромагнитного поля модуляций газовых потоков и конкурирующей реакции поляризуется по кругу, порождая при этом спиральную логарифмическую волну.


Описание эксперимента


Получение хлорной извести осуществляется в России хлорированием пушонки Са(ОН)2 в КС. Кипение пушонки (частицы размером 200 мм, средним диаметром 6 мм и насыпной плотностью 0,45 т/м3) осуществлялось подачей воздуха. Эта современная технология применяется уже довольно длительное время. Однако химизм хлорирования пушонки и механизм процесса до настоящего времени не изучен.
Представленная работа является попыткой восполнить существующий пробел.


В связи с этим нами была создана лабораторная установка в стекле с малым объёмом хлорируемой пушонки (около 100 г.) с водяной рубашкой и мешалкой. Эта установка формально аналогична существующим аппаратам КС с производительностью 1 т/час, но уменьшенная примерно в 102, а по хлору и воздуху - в (5÷8)·103 раза.


Естественно, что подобная лабораторная установка является моделью, которая объёмно и конструктивно значительно отличается от существующего хлоратора КС и это отличие особенно сказывается на гидродинамических условиях протекания хлорирования пушонки. Хлоро-воздушная смесь подавалась в аппарат (ha = 200 мм, D = 30 мм снизу). Расход хлора составлял (I ,3÷1,4)·10-2 м3/час, расход воздуха для создания "кипения" пушонки - (2,2÷2,4)·10-2 м3/час. Через определённые временные промежутки мы отбирали пробы и анализировали на активный и общий хлор по стандартной методике [12]. Для нашей установки безразмерное число Рейнольдса Re=900 для скорости подачи хлора VCl2 =0,225 см/сек. В реальной установке КС, число Re = l∙ν∙ρ/η = 106 , ρ = 3,21 г/см3 , вязкость η = 0,0133. Определение удельной поверхности пушонки и гипохлорита кальция (ГПК) проводили с использованием весов Мак-Бена; расчёт осуществляли по методу БЭТ, адсорбат - гелий. Удельная поверхность Са(ОН)2 составляла 2,7 м2/г, а Са(СlO)2 - ГПК - 6,4 м2/г.

В современном промышленном хлораторе при малом числе оборотов мешалки 6÷7 об/мин, как и само применение мешалки, создаёт значительную неопределённость в гидродинамике процесса хлорирования, т.к. основа аппарата КС - создание турбулентности при кипении и равномерного теплосъёма [13]. При этом гидродинамический режим хлорирования может трактоваться в рамках как внешней, так и внутренней задачи, переноса вещества в порах зёрен твёрдого материала и его влияния на кинетику химических реакций.


За основу примем следующую модель хлорирования пушонки, состоящую из нескольких нижеприводимых стадий.

1. Хлор подаётся из объёма к поверхности влажной гранулы Ca(OH)2 , все точки которой равнодоступны в диффузионном отношении - равнодоступная поверхность [13].

2. Протекание обратимых химических реакций осущеcтвляется как на поверхности, так и в порах гранул Ca(OH)2 в соответствии с реакциями:

(а) гидролиз хлора на влажной поверхности Ca(OH)2:



При этом в результате реакции (4), которая отражает идеализированную схему хлорирования пушонки, образуется кроме ГПК ещё ряд основных его солей ГПК∙Ca(OH)2∙H2O, хлорид кальция и его гидратированные формы CaCl2·n·H2O, где n = 2, 4, 6 (табл. 2). По данным рентгеноструктурного анализа при содержании активного хлора более 30% в продукте преобладают гидратированные формы хлорида кальция и ГПК с двумя или тремя молекулами воды, линии основных солей исчезают [14].

3. Образование твёрдой плёнки продуктов реакции хлорирования пушонки осуществляется на поверхности гранул Ca(OH)2 на потенциальных центрах, то есть энергетически выгодных участках кристаллической решётки Ca(OH)2 (вершины или определённые грани её), где фокусом является потенциальный центр решетки Са(ОН)2. Аналогия протекания реакции - волны от брошенного камня на поверхности воды. В точке максимума наблюдается перекрывание поверхности гранул пушонки плёнкой продуктов реакции и далее химические реакции лимитируются диффузией через неё хлора и влаги, то есть предполагается, что механизм хлорирования пушонки может трактоваться в рамках гетерогенной топохимической кинетики, сопровождаемой химической реакцией [15]. Морфология процесса, учитывающая распределение твёрдого продукта реакций в матрице исходного вещества, может быть представлена с одной стороны, в виде одномерного роста пленки продукта на поверхности гранул Са(ОН)2, с другой стороны,- диффузионным процессом транспорта хлора через плёнку продукта и химическими реакциями, вектор которых направлен вглубь зерна Са(ОН)2, ортогонально к поверхности плёнки продукта. Другими словами, имеет место симбиоз поверхностной диффузии и диффузии в порах, предположительно кнудсеновского режима, осложнённого химическими реакциями.

Подобные реакции, протекающие на поверхности вещества, связаны с диффузионными процессами внешнего и внутреннего торможения, то есть с реакциями доставки и диффузии хлора и влаги к поверхности гранул, её пористостью и активностью пушонки), связанной с процессом обжига известняка, когда перекал или перёжог его при температурах свыше 11000С делают пушонку неактивной, и с размерами гранул пушонки. Все эти процессы играют существенную роль и могут лимитировать процесс хлорирования. При этом пористость зёрен твёрдого исходного материала и пористость образующейся плёнки продуктов реакции, связанные с удельной поверхностью этих веществ, особенно сильно влияют на глубину и скорость хлорирования.

На рис. 2 представлены данные хлорирования пушонки от времени при температуре в слое в зоне хлорирования 350С. Кривые хлорирования при 40 и 600С имеют аналогичный характер. Как видно из рис. 2, кривая хлорирования имеет сложный вид с элементами квази-синусоидальных колебаний. Её дифференциальная анаморфоза - скорость хлорирования - имеет два максимума. Причём оба сохраняются и при других температурах, то есть характер хлорирования идентичен во всём экспериментальном интервале температур.



Рис. 2. Кривые накопления и скорости изменения концентраций Ca(OCl)2 (I, Io) и CaCl2 (II, IIo) при хлорировании Ca(OH)2.


Существенную роль в процессе хлорирования имеет количество влаги в пушонке. Она необходима для осуществления гидролиза хлора (1) и реакции хлорирования. Однако, подаваемый воздух для создания "кипения" пушонки, уносит необходимую для реакции влагу из зоны хлорирования и процесс прекращается. В связи с этим, в производственной практике применяют принудительное орошение, то есть внедрение воды в зону реакции. При этом затухающая реакция хлорирования вновь возобновляется, что и порождает локальный максимум при образовании продуктов хлорирования пушонки. С другой стороны, специфика химических реакций также создаёт волнообразный характер процесса хлорирования, то есть процесс хлорирования имеет периодический характер квази-синусоидального типа. Для отличия причин волнообразного протекания процесса в дальнейшем - введём вероятностную характеристику подготовленности поверхности гранул Ca(OH)2, которая по смыслу близка степени превращения вещества.

Следует отметить, что ранее [16] в 1947 году предпринималась попытка определить скорость реакции хлора с щёлочью струйными методами, применяемыми при изучении кинетики быстрых реакций. Однако получить количественную оценку скорости этой реакции даже при 00С не удалось из-за её очень высокой скорости, то есть в соответствии с принятой моделью процесса хлорирования, диффузионное торможение при транспорте хлора из объёма к поверхности Ca(OH)2 играет огромное значение. Другими словами, даже при низких температурах в хлораторе, но, естественно, выше точки росы на 5÷100С, которая составляет при таких условиях 40÷500С, и при достаточном количестве хлора и влаги - реакция практически протекала бы сравнительно быстро.

Предпримем интерпретацию процесса хлорирования пушонки с двух точек зрения: (1) как диффузионный процесс и (2) как квазигармонический процесс, характерный для двух связанных между собой маятников, процесс обладающий вязкостью, импедансом - сопротивлением среды, изменением масс, декрементом затухания одной и инкрементом возрастания другой химических реакций.

Примем, что при хлорировании пушонки количество хлора из-за его избытка является постоянной величиной. Реакция накопления ГПК Ca(OCl)2 = y, очевидно пропорциональна концентрации пушонки Ca(OH)2 = x1, но не всей массе её, а только той её части, на поверхности которой происходит реакция, то есть на определённых активных центрах в условиях, благоприятных для хлорирования её по всем параметрам: температуре, влажности, активности гидроокиси кальция и т.д.

Растворимость ГПК (20 г. в 100 мл. воды при 200С) незначительна по сравнению с растворимостью хлорида кальция. Гранулы пушонки практически нерастворимы в воде, то есть при наличии достаточного количества влаги и высокой растворимости CaCl2 доступ хлора к поверхности гранул Ca(OH)2 будет свободным. При отсутствии влаги реакция хлорирования прекращается, так как сухая Ca(OH)2 с хлором не реагирует.

В таком случае накопление ГПК при хлорировании пушонки запишется, в соответствии с реакцией (3), следующим образом:


dy/dτ = 2k1·x - k2·y·z,

где z - концентрация CaCl2.

Введём вероятностный фактор p = S/So , связанный с эффективной долей поверхности гранул Ca(OH)2 и со степенью превращения вещества p = Cτ/C. Кроме того, на основе математического баланса концентрация ГПК и CaCl2 равны, x = y = z.
С учётом всего сказанного, напишем:

dy/dτ = 2k1py - k2y2(1-p)                                                      (5)

или:                                                             dy/dτ = χ1y - χ2y2,

где:   χ1 = 2kp, и   χ2 = k2·(1-p).


В результате получим уравнение типа уравнения Бернулли, общее решение которого имеет вид:


y-1 = (χ1 / χ2) + C1·e-χ1τ  .                                                    (6)


Частное решение (при τ = τo, где y =yo - концентрация пропорциональная количеству Ca(OH)2 и величине эффективной её площади), определяемое графически, имеет вид:


y-1 = χ1 / χ2 + (y-1 - χ2 / χ1)·e-χ1τ                                               (7)



Из условия максимума скорости хлорирования, соответствующего точке перегиба на интегральной кривой, из первой и второй производных (5) следует:


2k1·p·y - ky2·(1 - p) = 0                                                     (8)


Причём: y max = 2k1·pmax /k2·(1 - pmax).

Окончательно уравнение (7) лучше выразить в логарифмической форме:


ln(y-1 - y-1max) = ln(y-1o - y-1max) - χ1·τ.                                          (9)


График зависимости ln(y-1 - y-1max) от τ представлен на рис. 3, из которого видно, что в данных координатах наблюдается линейная зависимость между указанными переменными.


Рис. 3. Линейная форма зависимости в приведённых координатах получения ГПК - Ca(OCl)2 при трёх температурах (35, 40, 600С), отражающих температурный импеданс среды.


В таблице 1 представлены некоторые параметры процесса хлорирования пушонки при различных температурах.

Табл. 1
Кинетические данные образования Ca(Cl)2 при хлорировании пушонки Ca(OH)2.



(Yo определяли графически, на рис. 3. При расчёте вероятности p учитывалась навеска исходного вещества Ca(OH)2,  H35 = H40 = 70 г.,  H600 = 68,5 г. H - навеска.

Пример расчёта k1 и k2 при 400С:    χ1= 0,1=2k′1·p;   k′1=0,1/(2·0,38)=0,1315;
k1=1/k1=7,61;   k2=2kpmax/(1-pmax)= 9,32 мин-1).

Из приведённых данных видно, что наиболее благоприятные условия хлорирования пушонки осуществляются при 35 и 400С. Величина энергии активации, определённая по начальной скорости процесса хлорирования, характерна для внешнедиффузионного торможения, когда скорость диффузии на много меньше скорости химической реакции и она является лимитирующей стадией всего процесса хлорирования. Этот процесс характерен для одномерной диффузии газа через плёнку продукта, на внутренней стороне которой протекают химические реакции.

Переходу во внутридиффузную область благоприятствуют высокие температуры (но более низкие, чем температуры, характерные для внешнедиффузионной области) и малые линейные скорости газовых потоков [17].

Следует отметить, что образование зародышей новой фазы - продуктов хлорирования пушонки, осуществляется почти мгновенно, до первого максимума. В дальнейшем, при нулевом приближении, рост зародышей (N) может протекать по степенному закону (или экспоненциальному):


dN/dt = k·τn                                                               (10)


На рис.4 представлены результаты обработки экспериментальных данных в координатах (α / τ - w), где α - степень превращения ГПК, w - скорость реакции образования и роста зародышей новой фазы сферической формы, описываемых уравнением (α / τ - w / q), где q = b + 3, [18], b - показатель степени из (10), а число 3 характеризует объёмные трёхмерные возможные направления роста зародышей новой фазы.

Рис. 4. Линейная зависимость экспериментальных данных получения ГПК (до максимума) реакции при нулевом приближении образования сферических ядер новой фазы по степенному закону. Кривая не проходит через начало координат, что указывает на мгновенное зародышеобразование при первых порциях хлора.


Как видно из рис.4, наблюдается хорошая линейная зависимость экспериментальных данных в этих координатах и можно предположить, что рост зародышей новой фазы осуществляется действительно по степенному закону. Однако, q = 0,75, определяемому по тангенсу угла наклона прямой на рис. 4, меньше единицы, то есть малые значения этого коэффициента показывают, что или количество ядер в ходе реакции мало изменяется, или реакции имеют более сложный характер. Кроме того, прямые не проходят через начало координат, что подтверждает наше предположение о мгновенном возникновении ядер новой фазы твердого продукта в первоначальный момент подачи хлора. В дальнейшем новых ядер не возникает, а происходит их рост.

Сложная форма кривой хлорирования на рис. 2 позволяет сделать предположение, что реакция хлорирования пушонки носит периодический характер. Подобные кривые указывают на динамику колебательных процессов, аналогичных механическим и электрическим колебательным системам, описываемым дифференциальными уравнениями в полных дифференциалах типа:


m·d2x/dt2 +2h·dx/dt + Cx = F(τ)                                             (11)


Квазисинусоидальность процесса хлорирования пушонки указывает на то, что накопление С активного хлора является сложной функцией сразу нескольких переменных: влажности пушонки (w), скорости подачи воздуха, соотношения кислот НСl и НОС1.

Преобразуем систему координат у-τ (рис. l) на y11 где y1 - концентрация ГПК (Са(ОС1)2). Переход к новым координатам осуществим по формулам:

τ1 = τ·cosφ + y·sinφ                                                       (12)


y1 = -τ ·sinφ + y· cosφ.

При условии нормировки dy/dτ ≈ 1.
Графически определим угол φ, cosφ = sinφ = √2 / 2 = 0.71.


На рис. 5 представлены данные хлорирования пушонки в нормальных координатах, из которых следует, что этот процесс действительно носит квазисинусоидальный характер, причём накопление хлорида и гипохлорита происходит в противофазе.


Рис. 5. Квази-синусоидальные изменения концентраций Ca(OCl)2 (I) и ГПК (II) в нормальных координатах: y1 = y·cosφ - τ·sinφ;  x1 = y·sinφ -τ ·cosφ. Крестики на кривых - области неустойчивого состояния реакций образования продуктов реакции
хлорирования Ca(OH)2 ; А, А1 - точки соприкосновения огибающих y = A·e-ax и y = - A1·e-a2x и кривой (А1...[(k + 0,5)·π - φo/ω]; (-1)k A·e-ax); экстремумы D1o, D20, при x = (kπ - φo + α) / ω;   точки перегиба Е, Е1 при x = (kπ - φo +2α) / ω;  tgα = ω/2.  Условие нормировки: dy/dτ≈1.



При гармонических колебаниях подобная ситуация соответствует положению смещения объекта и его ускорению. Другими словами, процесс удобно описывать в комплексной форме. Это противоположное течение реакций заложено в самой основе реакции (1), когда образуются разнозарядные ионы ОН- и Н+ при диссоциации воды и реагируют с ионами хлора Cl+ (формальный положительный заряд) и Сl- соответственно.
Далее, - электромагнитное поле Земли (или наведённое поле) создают условия разнонаправленного течения реакций. То есть концентрация CaCl2 и Са(ОС1)2 связаны следующим образом: cz = -i ·Су. Реакции (2) и (3) не будут равнозначны и по другой причине: соляная кислота более подвижна, не только как более сильная, но играет роль и геометрия-структура этих кислот - симметричная (близкая к сферической) форма НCl и уголковая (ближе к структуре воды) HOCl.
Кроме того, в системах смешанных электролитов при одновременной диффузии НСl и CaCl2, наиболее быстро движущийся ион Н+ может перемещаться, опережая своего партнёра - ион Сl- и тем более - ионы Са+2 [18]. Более того, при дефиците влаги - концентрации веществ, участвующих в реакции, могут меняться в широких пределах.

В настоящее время диффузия солей в концентрированных растворах изучена слабо и часто преподносит сюрпризы [19]. Именно для CaCl2 диффузия в воде при 250С сначала уменьшается от D = 1,35·10-5 до D = 1,11·10-5 см2/с при концентрации CaCl2 равной 16 н, а далее увеличивается и проходит через максимум при концентрации 2,25 н.

Более того, растворы СаС12 около 4-х молей на литр обладают инверсионной концентрацией, которая характеризуется тем, что при более низких температурах ион Са+2 более жёстко структурирует молекулы воды. Последнее связано со способностью СаСl2 образовывать ряд кристаллогидратов [20]. В связи с этим приходится учитывать сопротивление среды - импеданс, как сумму эффективных сопротивлений, связанных с термодиффузией, когда возникает поток концентраций из-за градиента температур ∂Т / ∂τ, с изменением объёма гранул и плотности при переходе от структуры Са(ОН)2 к структуре гипохлорит-иона, уголкового строения с большей длиной связи. Известно, что при хлорировании каустика общий объём раствора возрастает на 18÷20% в конце хлорирования при завершении реакции (3), порождая, естественно, в матрице Ca(OH)2 как боковую деформацию, так и продольное сжатие.
При образовании гидратированных солей СаС12 происходит увеличение его массы от III на массы 2-х, 4 и 6-и молекул воды (табл. 3). При этом плотность и, соответственно, объём изменяются от 2,70 (СаСI2) до 2,51 г/см3 (СаСI22О), а объём по экспоненциальному закону Vr = Vo·eklτ . Определим k1 и Vo из равенства:
 

(M1/M2)·е(15-4)k1 = d2/d1 ,                                                 (13)


где: М1 - CaCl2; М2 - CaCl2·6H2O; время 15 и 4 минуты - соответствует максимумам на рис. 1в накопления CaCl2.
Отсюда определяем: k1 = 0,0618, а Vo = 32,05±0,06 см3. Представим k1 = 0,1·0,618, последнее слагаемое является коэффициентом золотого сечения. В связи с этим (13) можно представить в следующем виде:


12)·еk11,0 = d2/d                                                   (14)

(M1/M2)·(3,0)0,618 = d2/d1.


Для ГПК изменение объёма осуществляется по экспоненциальному закону, но без изменения плотности при переходе от структуры Ca(OH)2 при замене Н+ на Cl+, так как плотности у этих соединений одинаковы и равны 2,10 г/см3. В связи с этим преобразование одного соединения в другое в результате присоединения хлора выглядит следующим образом:


1/M2)·e14,3 = 1                                                        (15)

М2 = М1·(4,184)0,618 ,


где: 1 кал/термохим./ = 4,184 дж;  k1 = 0,618;  Vo = 32,05±0,03 см3.

Другими словами, молекулярная масса ГПК·2Н2О образуется в этих условиях за 14,3 мин. из Са(ОН)2 при расходе энергии в 1 кал в степени 1/2 (√5 -1) независимо от начальных условий реакции и Vo.

Импеданс возникает также в результате аномальной диффузии СаСl2 при изменении его концентрации, как упомянуто выше, проходя через максимум. Обычно процесс диффузии приводит к исчезновению градиента концентраций и превращает неоднородную смесь в однородную. Однако, упомянутая выше, термодиффузия приводит к противоположному результату - разделению веществ и прекращению смеси веществ в неоднородную массу, То есть разность температур в однородной газовой смеси (или жидкой) приводит к возникновению разности концентраций компонент смеси в направлении падения температуры. При температурах Т12 в результате термодиффузии в большинстве экспериментов наблюдается явление, в результате которого у более нагретой стенки оказывается избыток лёгких молекул, а у холодной - тяжёлых. Однако для некоторых смесей наблюдается обратное явление. Теоретический аспект термодиффузии изучен слабо. Обычно коэффициент термодиффузии меняет знак при n ≈ 5, в результате того, что силы отталкивания между молекулами при столкновении убывают по закону 1/rn. Здесь r - расстояние между молекулами. Обычно, если коэффициент взаимной диффузии D1,2 не зависит от концентрации, то DT - коэффициент термодиффузии пропорционален концентрациям обеих компонент:


DT / D1,2 ·а′·С·(1- С),                                                    (16)


где а′ - постоянная термодиффузии, зависящая от относительной разности масс молекулярной смеси М1 и М2 [21].

О существовании термодиффузии в нашем эксперименте можно судить по данным рис. 3, где наибольший наклон кривых наблюдается при более низких температурах (табл.1 - χ35oC), то есть при более высоких температурах скорость образования ГПК ниже, чем при низких температурах. Связано это явление с тем, что кроме реакции (1) осуществляется также реакция Дикона, где в качестве катализатора реакции служит гипохлорит-ион ClO-, что позволяет этой реакции осуществляться при низких температурах (и даже минусовых):


2Cl2 + 2H2O + 108,7 Кдж ↔ 4HCl + O2 .


В этой обратимой экзотермической реакции хлор и кислород обладают почти одинаковой окислительной способностью. Они являются конкурентами за водород, тогда как Н2О и HCl - близкие по своему действию восстановители. Оказалось, что при низких температурах О2 является доминирующим окислителем, а при высоких температурах преобладает хлор. В первоначальный момент хлорирования пушонки экзотермическая реакция (2) образования хлорида кальция опережает реакцию (3). Выделяющееся тепло реакции (2) смещает равновесие реакции (5) в сторону образования HCl и О2, подавляя таким образом течение реакции (3).

Исследование зависимости скорости реакции (3) от температуры, как тангенс угла наклона кривых хлорирования (рис. 5) линеаризованная форма lnχ = k′1·lnT + lnb показало, что падение концентрации гипохлорита пропорционально √T, то есть пропорционально тепловой скорости молекул [22], поэтому коэффициент диффузии будет уменьшаться при повышении температуры. В связи с этим правомерно написать, что изменение скорости может привести к изменению знака течения реакции (3) или:


- (dC/dτ) = ib√T                                                               (16)


Сложность картины заключается в том, что при хлорировании Ca(OH)2 образуется ряд гидратированных соединений, различных по массе (табл. 2). Причём, законы изменения массы различны для CaCl2 и ГПК для верхних и нижних частей кривых на рис.2. Кроме того, при образовании CaCl2 наблюдается затухание процесса и декремент затухания для верхней огибающей накопления CaCl2 (рис. 5):


θ =ln│yi / yi+1│ = ln │1,80/0,60│ = 1,098 = δ·Т′                                         (17)


δ = ai ·2π/w ,

где yi и yi+1 являются амплитудами в точках D1o и D2o на кривой накопления CaCl2;

δ = аi = h/2m = 1,51·10-3, где аi - коэффициент в экспоненциальном выражении решения уравнения типа (11)   z = A·e-ax sin(ωx + φ) при частоте колебаний ω = 2π/λ = 8,71·10-3 c-1. Здесь длина волны λ определялась между двумя максимумами: λ = 720 сек (рис. 5).

Эта величина хорошо согласуется с расчётным значением коэффициента в показателе экспоненты для огибающих кривых накопления CaCl2 и ГПК общей формулой y = A·ek′τ, где А - амплитуда экстремума, равная величине 1,53·10-3 с-1 и которой соответствует (ω1 - ω2)/2, где ω1 = 8,72·10-3 с-1 - частота колебаний концентраций CaCl2, а ω2 = 11,63·10-3 c-1 при λ = 540 с, рассчитана для нижней части графика колебаний концентраций Ca(OCl)2, верхняя часть его графика имеет ω3 = ω1. Данные изменения масс и огибающие для них представлены в табл.2.




Как видно из табл.2, при образовании ГПК масса промежуточных соединений уменьшается, тогда как для СаСl2 картина обратная: процесс протекает с увеличением масс, связанным с присоединением молекул воды. Причём, тепловой эффект уменьшается на каждую присоединенную моль воды примерно на 752 Кдж/кг вступившего в реакцию хлора [14]. Если в последнем случае рассматривается логарифмический декремент затухания, близкий к гармоническому закону, когда соблюдается закон убывания максимумов по геометрической прогрессии, то в случае образования ГПК и максимумы, и минимумы со временем увеличиваются; и речь идёт о логарифмическом инкременте нарастания колебаний [23].

Следует отметить, что понятия декремента и инкремента относятся только к линейным системам и гармоническим колебаниям, когда соблюдается такая периодичность, что f(t+τ)=f(t). В данном случае периодичность не соблюдается из-за нелинейности явлений и весь процесс аналогичен колебаниям струны с переменной плотностью или с неоднородным распределением массы и натяжением [24], когда происходит наложение различных мод (гармоник) простых гармонических колебаний, обычно отражаемые функциями типа Ап· sin(π ·n·xo/l. Здесь xo - смещение при определённых граничных условиях. В конкретном случае аналогию "натяжение струны" создают химические реакции (1-4), обусловленные импедансом и сопротивлением химических процессов. С другой стороны, неравномерная периодичность колебаний химической системы через 2π; аналогично движению связанных маятников с большой амплитудой, связь которых осуществляется через ускорение, когда один маятник висит на другом, близко к точке подвеса последнего. Каждый маятник имеет собственную парциальную частоту ν1 и ν2. Причём движение в противофазе создаёт более высокую частоту колебаний. При разности фаз в 900 и 2700, как в нашем случае, возникают в механических колебательных системах колебания поляризованного эллиптического типа (поляризованные по кругу - отвечающие круговому движению). Эти поляризованные колебания характеризуются определённой формой [8]. Центр ускорения таких колебаний лежит в центре эллипса на пересечении его главных осей, в отличие от «кеплеровых» эллипсов, когда центр ускорения движения тела лежит в одном из фокусов. Эллиптически поляризованные колебания возникают при сложении двух взаимно перпендикулярных синусоидальных колебаний одинаковой частоты. Причём вид эллипса определяется отношением обеих амплитуд и, самое главное, разностью фаз между обеими колебаниями. При разности фаз в 2700 амплитуда вращается против часовой стрелки, как в нашем случае, а в 900 - вращение осуществляется по часовой стрелке (отрицательное направление). Причём форма эллипса меняется с изменением амплитуд и частот обеих частных колебаний. При этом возникают "фигуры Лиссажу". Из-за разности фаз одно колебание обгоняет другое; и фигуры Лиссажу меняются, изменяя вид эллипса, как это показано на фазовом портрете скорости изменения накопления СаСl2 и ГПК, рис.6 и рис.7.


Рис. 6. Фазовый портрет формирования ГПК при хлорировании Ca(OH)2



Рис. 7. Фазовый портрет формирования CaCl2 при хлорировании Ca(OH)2.


Отчётливо видно и количество поворотов реакций, и то, что они протекают в разных четвертях, то есть в разных плоскостях, и требуются для их описания цилиндрические координаты.
Запустив в работу один из маятников №1 (или химическую реакцию) с разностью фаз в 900 с другим маятником №2 (или с другой химической реакцией), имеющим большую частоту колебаний из-за большего значения возвращающей силы (на начальной стадии химических реакцией она выше в реакции (3)) образование ГПК (№1 передаёт маятнику №2 свою энергию через ускорение с положительным знаком). Движение маятника №1 (или химической реакции) затухает, в то время как маятник №2 усиливает свои колебания, увеличивая амплитуду, но уменьшая частоту за счёт получения энергии и уменьшения импеданса или реакции среды.


Известно, что решением волнового уравнения


2y / ∂x2 = 1/C2·∂2y/∂τ2                                                    (18)


является функция вида y=f(cτ-x). Аргумент (сτ-х) имеет размерность длины.

Но так как волновое движение связано с синусоидальным изменением концентраций, то y = f(сτ-x)2π/λ, где λ - длина волны. В этом случае у=а siп(ωτ - φ) = а siп 2π / λ(сτ-x), в качестве решения волнового уравнения (I8), если 2π ·c/λ=ω=2π ·ν. v - частота колебаний, φ=2π ·xo/λ; хo - смещение зоны реакции (рис. 5) преобразуется и принимает вид, изображённый на рис. 8, на котором отражено "рождение" плоской спиральной волны при движении зоны реакции в отрицательном направлении - по часовой стрелке в новых координатах. Тогда как на рис.9 отражено движение реакционной зоны накопления СаС12 в виде циклоиды.



Рис. 8. Спиральная волна образования Ca(OCl)2 при хлорировании Ca(OH)2; аналогия спиральным волнам Белоусова-Жаботинского.


Рис. 9. Движение зоны реакции образования CaCl2 по циклоиде при хлорировании Ca(OH)2. Для гармонических колебаний: А1·(w2/w1); A2 (w2/w1)2.


Фазовые различия возникают уже на начальной стадии хлорирования Са(ОН)2 связи с тем, что зародышеобразование протекает почти мгновенно в соответствии [16] при первых порциях хлора формально при τo+∆τ1, где за десятки секунд новые фазы уже существуют. Кривые образования этих веществ как бы начинаются не от нуля, а выше по ординате, то есть подразумевается существование фаз φ1 и φ2. Значения yо приведены в табл. 1, учитывая их величину, определили при пересечении кривых с ординатой значения на абсциссе для СаСl2 - 1,6= φo/ω, при ω=8,72·10-3 с-1 φ=0050′, перемещение xo определили по формуле φ=2πxo/λ, где угол φ - начальная фаза при τ=0; хo равно 0,01 мм, скорость перемещения реакционной зоны определялась графически ν = tg y1/x1 в новых координатах и равно 1,36 мм/мин. Для ГПК угол начальной фазы составлял 2008′. Таким образом, уже на первоначальной стадии процесса хлорирования закручивание в разные стороны реакций (2) и (3) составляет примерно 30. Реальное существование мгновенного зародышеобразования и разности начальных фаз было проверено на экспериментальных данных при расчёте точки перегиба EI кривой 1 для СаСl2. В точке C1=12,8=(koπ - φо) / ω - пересечение кривой с абсциссой (рис. 5) определено значение ko=0,040. Экстремум кривой накопления СаСl2 xтax=5,6=(koπ - φo + а) / ω позволило определить величину а = -0.0908 и затем определить значение точки перегиба E1=(kπ - φo + 2а) / ω = - 8,03; ω= 8,72·10-3c-1 - циклическая частота. Эта величина точки перегиба хорошо согласуется с экспериментальными данными, представленными на рис.5, когда точка перегиба действительно находится в этой области, знак минус характеризует отрицательный наклон кривой.
Для определения члена а в экспоненте огибающей кривой


у = А·е-аτ                                                              (19)


используем координаты точки А - соприкосновения кривой накопления ГПК и огибающей.

Следует отметить, что огибающая для нижней части кривой накопления ГПК описывается по-другому: у = - Ае-а1τ то есть имеет другие величины предэкспоненты и в показателе экспоненты. (для гармонических колебаний ±А·е-аτ).

Для точки А (рис. 5) абсцисса равна х = [(k+0,5)·π - φо ] / ω = 6,46, по этой величине абсциссы определим точное значение точки соприкосновения А с кривой, ордината которой y = (-l)k еА′-ах , где А′  - максимальная амплитуда по экспериментальным данным равна 1,80; у = I,78 при х = 6,46 и а = - 1,71 ·10-3, что хорошо согласуется с величиной а = - 1,53 10-3, определённой иным методом, с учётом максимальных амплитуд.

Как видно из данных (рис. 5), представленных в нормальных координатах у1 и х1, но без учёта направлений течения реакций (2) и (3), огибающие, затухающих колебаний кривой CaCl2 и возрастающих по амплитуде колебаний кривой накопления ГПК, почти параллельны друг другу, то есть затухание реакции образования CaCl2 в 665,3 раза - обратная величина декремента затухания θ = δТ, где: Т - период в сек.; δ = 1/τо= 1,53·10-3 - коэффициент затухания или величина а в показателе экспоненты уравнения (19), полностью энергетически компенсируется возрастанием реакции (3) в 662 раза - обратная величина инкремента.

Комплексное решение отражает действительное положение при описании динамики реакционной зоны, повороты химических реакций в результате импеданса среды и связано с волновым движением концентраций реагирующих компонентов. Скорость накопления ГПК также как и СаСl2 связана с фазовым смещением реакционной зоны соотношением φ = 2πхo/λ. Определив скорость реакции, как тангенс угла наклона, по углу определим смещение реакционной зоны. Графическое определение скорости образования ГПК при 350 как tg φ- тангенс угла наклона равно 1,39, φ = ark tg 1,39 = 0,96 рад, λ1 = Т1 = 27,5 мм·β = 2,75 мм; для нижней части λ2 = Т2 = 4,9 мм, β =0,4/4,0 - коэффициент, учитывающий масштаб графика. Скорость спиральной волны ν1 = λ1 / τ1 = 0,31 мм/мин и v2=0,41 мм/мин., для разных составляющих.

Следует отметить, что скорости и длины волн обнаруживают хорошую корреляцию соответствующих величин для спиральных волн в водных растворах реакции Белоусова-Жаботинского для того же температурного режима, приведённых в работе [25].

Как известно из теории гармонических колебаний, полный обмен энергией возможен только тогда, когда обе массы одинаковы и отношение (ω1 + ω2)/(ω12) равно целому числу. Для рассматриваемой системы это положение частично соблюдается, так как для ω1 = 8,72·10-3 и ω2 = 11,63·10-3 с-I указанное выше соотношение частот действительно равно целому числу. Связь реакций (2) и (3) осуществляется только через передачу энергии, имея, естественно, одно начало в точках эффективных потенциальных центров, где начинается реакция. В связи с этим необходимо учитывать связь этих двух колеблющихся осцилляторов путём введения в дифференциальные уравнения описания их работы члена вида (16): k С·(1-С), где С - концентрация кислот НСl или НОСl, соответственно, при образовании ГПК или CaCl2. Коэффициент k4 связан с массой веществ, как указывалось ранее, или это коэффициент взаимной диффузии D1,2 / DT и термодиффузии. Причём эта связь не является слабой, т.к. во всех случаях наблюдается два максимума, то есть разность частот (ω1 - ω2) довольно велика.

Следует также отметить тот факт, что на противоположную направленность течения химических реакций влияет не только электромагнитное поле Земли, но и градиент электрического потенциала, который может быть наложен не только извне, но и присутствует всегда в ионных растворах, даже в отсутствии внешнего электростатического поля, благодаря небольшому разделению зарядов в результате диффузии из-за сильной разности ионной проводимости λo+, λo- как например, при диффузии ионов (Н+): λo+ =349,8 и ОН-: - λo- = 197,6 для Cl- - λo- = 76,3; для HOCl, которая по силе равна угольной кислоте HCO3- ; λo- = 44,5 [18].

С учётом вышесказанного рассмотрим процесс хлорирования не суммарной реакции (4), а только реакции (3) образования ГПК. Скорость накопления продукта ГПК запишется как сложная функция ГПК = f(C,w, τ):


dy/dτ = k3(xo - y)·C22·p - k′3·y·w2 ,                                          (20)


где: хo - количество пушонки, пошедшее на весь продукт ГПК, х = (хo - y) - из материального баланса реакции (3), при τ = 0,  yo = 0,  p - вероятность (или доля) образующегося вещества, как и ранее.

Продифференцируем (20) как сложную функцию, тем более что обратимость реакции (3) зависит от количества влаги, а накопление и расход кислоты являются основными переключателями реакции.


y″ + y′ [pk3(w2 - C22) - k3w2] + y[k′3(1 - p)·2w·dw/dτ + pk2C2·dC2/dτ] =

= 2p·kxo·C2·dC2/dτ.


В компактном виде уравнение выглядит следующим образом:


у"+2γ·у'+γ2·y = γ3 ,                                                       (21)


где: γ1 = [рkЗ(w2 - C22) - k′3·w2];

γ2 = [2рkЗ2·С2′ + w·w′) - w·w' k′3];

γ3 = [2рk′3 - хoС2С2′].

γ1 - коэффициент химической системы - аналог силы трения в механической системе; связан с конкуренцией кислоты и воды в зоне реакции, так как связан с вероятностью использования поверхности пушонки и с влиянием свободной влаги   k′3· w2 .

γ2 - коэффициент, являющийся аналогом возвращающей силы в механических системах и связан с конкуренцией импульсов или скоростей изменения концентраций компонентов кислоты и воды при изменении их массы, которые являются аналогом количества движения или импульса силы mv. В связи с этим, вся система чрезвычайно неустойчивая, т.к. связана с гироскопическими членами или со скоростями расхода и накопления кислоты и воды и сохраняет устойчивость, как видим в дальнейшем, благодаря этим гироскопическим членам, если учитывать подачу - на создание "кипения" - воздуха, который может значительно понизить концентрацию воды в системе. Как показано в [26] такие системы имеют или ординарную устойчивость (при малых величинах трения или вязкости или других причин, связанных с диссипацией энергии системы), или вековую неустойчивость.

Исследование устойчивости показывает, что вторая производная от потенциальной энергии системы должна быть больше нуля: П" ≥ 0, но, так как при этом учитываются все силы (и вынуждающая), то уравнение (21) необходимо преобразовать к виду:


z″ + z(γ2 - γ1) = γ3 ,                                                   (22)


вводя новую переменную: у = z е-γ1τ.

В результате преобразования получим, что устойчивость наблюдается в случае, если γ2 - γ12 ≥ γ3 или после преобразования:


dw/dτ - (dC/dτ)·p·xo = w3.                                                 (23)


Обращает на себя внимание тот факт, что в приведённом балансе водные и кислотные среды связаны как бы с различными реакционными зонами, одна - кислотная в зоне реакции, характеризуемой эффективной поверхностью, другая - со всей реакционной массой, то есть уравнение можно решать раздельно, приравняв и ту, и другую части постоянной величине:


dw/dτ - w3 = (dC/dτ)·p·xo.                                           (24)


Следует отметить, что кубический член обеспечивает одинаковое значение возвращающей силы как при положительных, так и при отрицательных смещениях. В случае положительного значения этого нелинейного члена и других линейных составляющих возвращающая сила при заданных смещениях больше, чем в линейном случае. В механике такие силы называются жёсткими. Возвращающая сила при накоплении ГПК больше таковой, чем в реакции накопления CaCl2.
Действительно, как показано в табл.3, если наблюдается уменьшение скорости реакции образования СаСl2 от первого экстремума до второго в 655 раз в объёме гранул пушонки и, примерно, в 920÷940 раз на её поверхности, то возрастание скорости образования ГПК за это же время составляет 662 раза в объёме и в 947 раз на поверхности. Это положение сказывается и на парциальных частотах колебаний - более сильная связь соответствует более высоким значениям частот. Это отражается также в существовании второй гармоники на кривой ГПК, обертон при n=2, в решении sin 2π·n/λ(ct - φ) тогда как на кривой накопления СаСl2 наблюдается основная гармоника n=1 для разрешённых частот, подчиняющихся sin nπx/λ.

Табл. 3а


Ca(OCl)2       A1 = A01 + ∆A1·n1            ∆A1 = 0,233;
                     A1 = 0,0388 + 0,233·n1,    где n1 = 1, 2, 4, 10; Kсогг = 0,9997.
ω = 1/2π·√ (h/m) M1 = M01 - ∆M1·n1 ;
                     M1 = 378,5 - 19,93·n1, где n1 = 1, 2, 4, 10; Kсогг = 0,9996.
A = (2ml/h)·V·e-1 - амплитуда колебаний скорости химической реакции в точке максимума; V - скорость химической реакции (3); l - «плечо», то есть отношение расстояний между максимумами; e - основание натуральных логарифмов; l1 = l1'/l2';   l1', l2' - абсциссы слева и справа соответственно от максимума колебаний.


Табл. 3б

CaCl2        A2 = A02 - ∆A2·n2A;
                A2 = 1,84 - 0,20·n2A,         где n2A = 0, 6, 8;     Kсогг = 1.
ω = 1/2π·√·(h/m)              M2 = M02 + ∆M2·n2M;          n2M = 2, 4, 6;     Kсогг = 1.
                                         M2 = MCaCl2 + MH2O·n2M,     где n2M - число молекул воды;
A = (2ml/h)·V·e-1 - амплитуда колебаний скорости химической реакции в точке максимума; V - скорость химической реакции (2).
Пример расчёта: V = (Ahl)/(2ml) = (1,82·0,449·2,72) / (2(111 + 147)·0,88); l = l1/l2 =
6,0/6,8 = 0,88;  m = M1 + M2; 6,0 , 6,8 - абсциссы справа и слева соответственно от
максимума (рис. 5).


Окончательно, устойчивость в системе накопления ГПК наблюдается при:


(C - Со) = ∆[H+] ≥ (w′/pxo)τ2.                                                    (25)

 

Накопление кислоты HCIO должно превышать скорость накопления воды, умноженной на квадрат времени и обратно пропорционально активной реакционной зоне.

Из-за разности фаз и поворотов реакций картина процесса напоминает рисунок динамики стоячих волн от монохроматической волны - струны, закреплённой жёстко на концах. В нашем случае "крепление" происходит только с одной стороны - в точке зарождения реакции. Тогда смещение в любой точке струны определяется выражением:

 

у = aei(ωτ-kx) + bei(ωτ+kx) ,                                                     (26)

 

где первый член описывает движение монохроматической волны вдоль оси Х направо, другой - налево.

Рассмотрим уравнение (5) при его вторичном дифференцировании, заменяя в нём dy/dτ аналогом уравнения (5), получим:

 

d2y/dτ2 = y[k12p2 - 2k1k2-(1-p)py + k22(1-p)2y2].                                    (27)

 

Решая отдельно выражение в квадратных скобках при  у, приравнивая его к нулю, - получаем два корня в комплексной форме следующего вида:


y1,2 = (k1/k2)p(1±ip/1-p),                                                   (28)

 

где р - вероятность, связанная с использованием реакционной зоны. Далее подставим один из низ в равенство (27) и решим его с учётом комплексного отображения функции, когда каждой точке на комплексной поверхности f(z) =x+iy соответствует точка с двумя функциями, зависящими от двух действительных переменных x и у:

 

wf(z) = u(х,у) + iv(x,y).                                                    (29)

 

Подобное конформное отображение с его консервативностью углов и растяжений наблюдается при переходе от описания процессов, происходящих на плоскости, протекающих на сфере (Римана, например).

Уравнение (27) приводится к виду:

 

d2w/2 - y(γ1 - 2 ) = 0,                                                   (30)

 

где:  γ1 = 2k1 / k2p;  γ2 = 2k1 / k2p√p/1-p.

 

Представим (30) в виде системы уравнений (31): 
 



 
 

 



 


Выше проведённые преобразования приводят к функции Жуковского:

   zo = 1/2·(z +1/z)

или:

zo = (z - 1)2 / (z + 1)2 ,                                                        (34)

 
которая применяется в исследованиях по теории крыла самолёта.
 

Меняя угол φ и радиус-вектор r = √а2 + b2 , если z=a+ib - можно получать различные профили. Если функция Жуковского применялась на отрезке от -1 до + 1, то в данном случае фазовый угол несёт элемент периодичности φ+i2π, но квазигармонического характера, когда радиус r меняется в силу изменения массы реагирующих веществ. При этом меняются как масса реагирующих веществ в соответствии ωτ=√(ωo2±1/τ), где τ=1/δ   - величина, обратная коэффициенту затухания; связана с массой реагирующих веществ и сопротивлением среды (трение) - h из (11).

Для графического отображения процессов, происходящих в столь сложной системе, следует использовать или цилиндрические координаты у, у', τ  (в случае описания реакций в объёме) и фазовый портрет, характеризующий семейство фазовых траекторий в фазовой плоскости в декартовых координатах у, у': изменение концентрации во времени от скорости этого изменения.

Полученные решения (32) и (33), характеризующие расход и накопление ГПК связаны не только с изменением концентраций, но и с фазовыми перемещениями, то есть с опережением или отставанием реакции от фазовых перемещений при расходе и накоплении СаСl2. Другими словами, концентрационные изменения характеризуются поступательными степенями свободы, связанные с перемещениями хo и длиной волны λ, а не только вращательно-колебательными движениями молекул. Это отражается на фазовых портретах ГПК и CaCl2 (рис. 6 и рис. 7), где хорошо видно число поворотов реакции, как уже отмечалось, разные плоскости реакционных зон.

Для описания кинематической картины и рисунка протекающих реакций, (32) и (33) преобразуем, возведя их в квадрат и умножив (32) на (yo′)2, а (33) на k2 .

Получим:

уо'2 у2 +k2(y')2 =yо'k2е2γ3τ

или:

 

y2 / k2e2γ3τ + (у') 2 / уо'2 e2γ3τ  = 1.                                        (35)

 

Уравнение (35) напоминает уравнение эллипса в координатах у и у', что и наблюдается на рис. 6, рис. 7. Однако зависимость от времени, как параметра в данном случае, показывает, что уравнения (32) и (33) характеризуют скорее логарифмическую спираль, точнее - эллиптико-логарифмическую спираль и в объёме гранул Са(ОН)2 эта спиральная волна с ядром, - потенциальным центром начала реакции, вокруг которого происходит реакция образования ГПК и которая как бы ввинчивается вглубь Са(ОН)2, захватывая всё более обширные её области. Можно предположить, что здесь наблюдается большая аналогия этого процесса развитию спиральных волн реакции Белоусова-Жаботинского в растворах.

Для более конкретной и строгой интерпретации (32) и (33) преобразуем их, избавляясь от времени, используя линейные преобразования координат в комплексной форме - конформные преобразования на плоскости u(у,у′) и ν(y,y'), получая более простой вид в полярных координатах через радиус ρ и угол φ. При этом преобразовании  u=уо′у  и ν=ky' деформация фигур происходит с сохранением углов и сводится к поворотам и укорочениям (или удлинениям) по двум главным осям.

 

Далее:  ρ2 = u2 + ν2 = (yo′)2k2e3τ, то есть: ρo = yokeγ3τ ;

 

ν = ky′ =yochγ3τ;         получим:        chγ3τ = ky′ / yo                                        (36)

 

 

u = yoy = k shγ3τ;         получим:         shγ3τ = yoy / k                                        (37)

 

И далее:  φ = arctg ν/u = arctg y′/γ3y.

 

Исключив  eγ3τ  из величины  ρ,  а также используя равенства (36) и (37) путём их суммирования, окончательно получим:

 

ρo = k2y′ + (yo′)2 = (yo′)2·(y′/γ32 + y)                                          (38)

 

и затем: ρτ = oe  -  уравнение логарифмической спирали или показательная функция в полярных координатах.

Следует отметить, что если m является коэффициентом подобия и можно написать ρ = ρоеk(φ+α1), где α1 = ln m/k (то есть если обычную спираль возможно поворотом на α1 радиан вокруг полюса по часовой стрелке воспроизвести в себе подобную), - то в нашем случае этого сделать невозможно. Связано это с отсутствием подобия в каждом повороте из-за изменения массы вещества и возвращающей силы.

И, самое главное, - необходимо учитывать, что реакции образования ГПК и накопление CaCl2 протекали как в объёме гранул Са(ОН)2 в диффузном режиме, так и на её поверхности с разными скоростями.

Реакцию хлорирования пушонки рассматривали в математическом аспекте в упрощённом варианте. Введение импеданса, связанного с диффузией, термодиффузии, изменение масс и т.д. значительно усложнили бы дифференциальные уравнения и делали их неразрешимыми. В конечном итоге уравнение динамики концентраций продуктов хлорирования nринимaют следующий общий вид:

 

x1 + h11 + C1x1 - bx22 = F cos(φ1 + δ1)

 

x2 + h22 + C2x2 - bx12 = F cos(φ1 + β1),

 

где x1 - накопление СаСl2;   x2 - образование ГПК;  bx12  и  bx22  - члены, отражающие энергетическую связь в осцилляторах. Гармоническая вынуждающая сила, связанная с подачей хлора и воздуха в реактор, создаёт определённые звуковые пульсации давления в реакторе. Наличие β1 фазы подчёркивает фазовые различия вынуждающей силы и химических реакций. Действительно, определение ωo для различных реакций с учётом второй гармоники у ГПК и основной у CaCl2 в соответствии с формулой определения частоты дают одинаковую её величину  ωo = 4,0·10-3 c-1. Можно предположить, что это не собственная частота той или иной реакции, но частота вынуждающей силы.

Для CaCl2, опережающей по фазе образование ГПК и подпитывающей её энергетически, перемещение реакционной зоны происходит по удлинённой циклоиде, как показано на рис. 9, когда точка, в которой происходит химическая реакция находится вне окружности, катящейся по прямой без скольжения, "без пробуксовки". По окружности движется вектор скорости химической реакции и приращение скорости перпендикулярно первоначальной скорости (радиальное ускорение) и изменяется не величина, а направление скорости вокруг каждого максимума, то есть плечи вокруг них примерно одинаковые, вправо и влево от экстремумов, каждый из которых соответствует определённому химическому соединению и числу частот, соответствующих главным фазам колебаний. Процесс растворения CaCl2 в воде которых соответствует определённому химическому соединению и числу частот, соответствующих главным фазам колебаний. Процесс растворения СаСl2 в воде и образование кристаллогидратов является ярко выраженным эндотермическим процессом из-за большой разницы энергий кристаллической решётки CaCl2 и теплотами гидратации ионов.
 

Уравнение циклоиды:
 
х = а(θ - sinθ)

у = a(l - cosθ),

 

где:  2а = А  - амплитуда колебаний концентрации; параметр  θ  - угол поворота окружности, описывающей направление перемещения  xo реакционной зоны при образовании CaC12 по неподвижной кривой на поверхности гранул Са(ОН)2. Если принять за параметр длину дуги циклоиды σ, то зависимость длины дуги от угла  θ  легко найти в [27]. В этой работе показано, что, перемещая начало координат в вершину циклоиды (ось у направлена вниз) при росте σу' принимает отрицательные значения:  у' = -(1/8a)·σ2.

Это циклоидальный маятник Гюйгенса, обладающий свойствами изохронизма, то есть период его не зависит от начальных условий движения реакции. Этот физический маятник может быть осуществлён, если нить с грузиком при колебаниях будет навиваться на шаблон, представляющий циклоиду. При малых углах циклоидальный маятник будет двигаться синхронно с математическим маятником с длиной нити [27].

Характер движения по циклоиде существенно меняется в точках самопересечения. Присоединение каждой молекулы воды к хлориду кальция сопровождается большими энергетическими потерями. Первоначально наблюдается устойчивое состояние системы, образование CaC12 сопровождается выделением энергии, подавляя течение реакции ГПК из-за его термического импеданса. Отставание по фазе в этот моменту ГПК составляет 2700, что соответствует отрицательному комплексному числу -i, но скорость растёт, хотя и заторможенно по сравнению со скоростью роста СаСl2. Это хорошо прослеживается на фазовых портретах (рис. 6, рис. 7). Это форма устойчивого равновесия второго типа [28], когда исходная устойчивая форма равновесия сменяется неустойчивой (отмечена крестиками на кривой, рис. 2), которая в свою очередь переходит во вновь устойчивую, но резко отличную от исходной.

Следует отметить, что рассматривая устойчивое состояние системы, необходимо учитывать наличие в уравнениях гироскопических членов, связанных со скоростью расхода и накопления хлорида, гипохлорита и воды. В подобных системах рассматривается не устойчивое равновесное состояние (в покое), а устойчивое динамическое состояние системы, то есть в качестве аналогии, например, следует рассматривать не устойчивость фундамента при отключённом роторе турбины, а его устойчивость при работающем агрегате.

Достигнув точки перегиба Еl на кривой 1, когда скорость образования CaCl2 минимальна, а ускорение близко к нулю, - образование ГПК достигает максимума D в плоскости, перпендикулярной плоскости реакции CaCI2. То есть реакция образования ГПК протекает в объёме гранул Са(ОН)2, а реакция образования CaCl2 на их поверхности не только в противофазе, но и в противопотоке. Она передаёт свою энергию реакции ГПК и передача её прекращается полностью в узловой точке С1, которая соответствует экстремуму на кривой  1  -  Dl. В этой точке скорость образования CaCl2 равна нулю. Если раньше до Е1 (точке перегиба) реакция 2 протекала экзотермически, то присоединение кристаллизованной воды сопровождается поглощением энергии, с одной стороны, а с другой стороны - происходит перекрывание поверхности Са(ОН)2 и реакция поэтому затухает. Другими словами, в системе создаются не только продольные, но и поперечные волны, связанные со сдвиговыми параметрами, порождающие импеданс среды. Кроме того, математическое описание требует в этом случае связывать разность фаз между любыми двумя плоскостями с расстоянием между ними.

Таким образом, под действием вынуждающей силы гармонического характера, связанной с подачей хлора и воздуха F sin ( + β1), где F = A1/A2 ≈1А2  - амплитуда вынуждающей силы, его сигнала, А1  - амплитуда отклика - и электромагнитного поля (влияющего на анионно-катионную составляющие химических реакций), и модулированного колебания реакции образования CaCl2. Возникает из-за разницы фаз (спиральная волна, поляризованная по кругу). При этом существует как продольная, так и поперечная составляющие этой поляризации.

Причём последняя проникает на незначительную глубину матрицы Са(ОН)2 с уменьшенной скоростью, частотой и амплитудой по сравнению с продольными чисто поверхностными модами. Большая аналогия существует в оптике, когда плоскополяризованный свет падает нормально на кристалл кальцита. Причём угол между плоскостью колебаний электрического поля световой волны и оптической осью составляет 450. Происходит разделение кристаллом колебаний обыкновенной  О-волны и необыкновенной Е-волны, скорости которых различны, и Е- волна набегает на обыкновенную с разностью по фазе в 900. Сложение этих волн даёт свет, поляризованный по кругу; электрический вектор при этом описывает спираль против часовой стрелки [1].

Спиральная волна, которую описывает химическая реакция образования ГПК, напоминает движение по сфере материальной точки - сферический маятник. Получаемые при этом уравнения подобны уравнениям, приведённым выше, близки к эллиптическим, но не являются уравнениями эллипса. На самом деле это петлеобразная кривая, каждая петля которой похожа на эллипс, что хорошо отражено на фазовом портрете ГПК (рис. 8), ось которого сама поворачивается в плоскости. Это фигуры Лиссажу с периодами не равными, но близкими. После полного оборота, маятник не придёт в прежнее положение и кривая не замкнется, а пересечётся. Угол поворота  ψ  оси эллипса после прохождения целой петли равен: ψ = 3/4 π (аb / l2), где а и b - полуоси эллипса [27]. Причём движение оси маятника происходит в направлении вращения маятника.

Постоянство значений вектора электрического поля Ех и вектора магнитного поля Ну в плоскополяризованной световой волне, распространяющейся вдоль оси указывает на то, что она (волна) является поперечной волной, то есть колебания Е и Н происходят в направлениях, перпендикулярных оси  z.

Также и в нашем случае, доказательством поперечного распространения волны может служить постоянство скоростей изменения водно-кислотного баланса, отражённого в (24), считая, что химические реакции протекают перпендикулярно оси z, направленной вглубь гранулы Са(ОН)2. По аналогии с вектором Умова-Пойнтинга (E×H)z, характеризующим направление и плотность потока энергии и распространения волны. Можно написать и для рассматриваемой системы, что распространение волны происходит вдоль оси z, а колебания водно-кислотных составляющих  (w×H+)z осуществляется перпендикулярно ей. Однако, в отличие от электромагнитных волн, поперечные волны рассматриваемого типа проникают не очень глубоко внутрь гранул Са(ОН)2. Они ближе по своей природе релеевским сейсмическим волнам, где скорость продольных волн вблизи поверхности Земли составляет 8 км/с, а поперечная - 4,5 км/с. Скорость их распространения является функцией продольного сжатия и бокового искажения, коэффициенту Пуассона и упругих постоянных Ламе. Энергия релеевских волн распространяется в двухмерной области пространства. В связи с этим их амплитуда бывает больше амплитуды трёхмерных продольных волн; и они могут приводить к более серьёзным разрушениям, чем сейсмические волны. При землетрясении быстрые продольные волны сопутствуют релеевским волнам и сложным волнам типа Лява, с периодом от 80 до 500 сек [3,6].

Однако, как показано в этой работе, взаимодействие электромагнитного поля и пульсаций воздушных звуковых потоков могут порождать спиральные волны с поляризацией по кругу. Тот общеизвестный факт, что компоненты напряжения вблизи поверхности твердого тела, направленные к ней перпендикулярно, равны нулю, - могут нарушаться в этом случае. При торможении потоков могут возникать давления порядка  ρv2, образовываться турбулентные потоки, характерные для больших чисел Рейнольдса: Re > 106, а спиральные волны способствовать образованию вихрей.

 

Вопрос о поляризации воздушных волн и их поперечной составляющей полностью бы отпал, если бы была принята концепция дуализма звука, по аналогии с концепцией дуализма света. В связи с этим следует напомнить работы Киили (Кее1у) 1886 г., который утверждал, что "... звук, как и запах, есть реальная субстанция ... исходящая из тела, в котором она была вызвана путём толчка и выбрасывающая абсолютные частицы материи, интер-атомные частицы со скоростью 1120 фут в сек; 2000 в пустоте". То есть скорость этих частиц соответствует скорости звука 341,6 м/с, в вакууме - 6,0 км/с [29]. Любой звучащий предмет - камертон, колокол и так далее - испускает звуковые частицы. Добавлю к этому, что всё живое также генерирует волны-частицы. Совершенно справедливо сообщается в эзотерической литературе, что всё живое является преобразователями материи в энергию, обладает магнитными свойствами за счёт железа гемоглобина в крови и генерирует, и не только звуковые частицы, но в более широком диапазоне частот. Однако генерирование людьми звуковых волн в низкочастотной области 0,1 ÷ 1 Гц с длиной волны 5-6 км, в качестве несущей волны, наиболее опасны для Планеты. Эти волны близки к сейсмическим волнам и в моменты глобальных конфликтов происходит их усиление. Если подобных конфликтных точек довольно много (в настоящий момент их около 43), то создаётся опасный прецедент для всей Планеты из-за резонансных явлений. Действительно, как пишет Е.И. Рерих, мы порождаем землетрясения и "... именно дух человеческий является выразителем и возбудителем вулканов" (письмо от 23.6.64).

В газете "Известия" от 18 сентября 1994 г. на стр. 3 в заметке "Перебраться на Марс мы всегда успеем" сообщается: "Учёные из института штата Пенсильвания опубликовали исследование, которое должно всех успокоить: если Земля и погибнет в результате космических катаклизмов, то это случится не раньше, чем через 5 миллиардов лет".

И каким чудовищным диссонансом этому исследованию учёных звучит следующее тревожное сообщение из письма Е.И. Рерих от 30 сентября 1949 Г.: "Люди всё ещё не могут осознать происходящего страшного Армагеддона. Не могут усмотреть идущих Космических перемен, не видят уже сложившихся событий, которые явят сотрясения всему миру. Вот и в прошлом марте всё висело на волоске и космическая опасность от подземного огня была настолько велика, что все Силы Света были мобилизованы, чтобы разбить эти напряжения на многие отдельные взрывы. Тогда это удалось, но удастся ли отстоять, когда Космический срок вновь подойдёт и не окажемся ли мы - обитатели Планеты - взрывателями её? Калифорния и Флорида ещё в опасности, также и опускание дна океана ещё не устранено окончательно!" (из книги "У порога нового мира", Москва, 1993, Международный центр Рерихов, стр. 159).

Неожиданную статистику катаклизмов, порождаемых людьми в результате социальных потрясений, предоставили учёные Грузии, в области геологии и сейсмологии, которые приняли открытое обращение к правительству Грузии, России и правительствам стран Черноморского бассейна. Суть его заключалась в том - не является ли секретная российская лаборатория в Эшерах разработчиком и создателем "искусственных землетрясений"? Подобное заключение основано на "мистических" совпадениях за последние 5 лет эпицентров землетрясений с центрами острейших политических конфликтов на Кавказе: 7 декабря 1988 Г. - Спитакское землетрясение (Армения, магнитуда - 6,7, произошло в период политических волнений в Армении), 29 апреля и 15 июня 1991 г. - землетрясение в Грузии (район Грузино-осетинского конфликта), 25 октября 1992 г. - Гудамакарское землетрясение (Грузия), произошло в непосредственной близости от Цхинвальской плотины, во время обострения российско-грузинских отношений (газета "Куранты" от 21 апреля 1993 г.).
 
 

Литература


1. Г. Пейн. "Физика колебаний и волн". Москва, "Мир",1979, с. 168.

2. Сб. "Физическая акустика" под редакцией У. Мезона. Т.2, с. 306. "Структура и сдвиговая релаксация в жидкостях". Г. Литовец, К. Дэвис. Т. 3, часть Б. Л. Кнопов. "Затухание упругих волн на Земле". Стр. 344.

4. И.В. Колесников. "Адиабатические процессы и генерация акустических волн в растворах гипохлорита натрия". // Журнал «Химическая промышленность», 1993, № 6, стр. 253.

5. В.С Пономарёв, А.Н. Ромашев. "Моделирование блоковых структур земной коры". // Журнал "Природа" , № 5, 1994, стр. 54.

6. Дж.Б. Марион. "Общая физика с биологическими примерами". Москва, "Высшая школа", 1986, cтр. 381.

7. Я.Б. Зельдович. "Элементы прикладной математики". М., "Наука", 1967, с. 192.

8. Р.В. Поль, "Введение в механику и акустику". Москва, ГТТИ, 1957, стр. 267.

9. Д.И. Блохинцев. "Акустика неоднородной Среды". ОГИЗ, 1946, стр. 153.

10. F. Press, D. Harkider, "Air-Sea Waves from the Explosion Кrakatoa", Science, 154. 11325 (Dec. 9, 1965).

11. Ф. Крауфорд. "Волны". Берклиевский курс лекций. Москва, "Мир", 1974, с. 286.

12. Т.А. Туманова, И.Е. Флисс. "Физико-химическая отбелка целлюлозы". // "Лесная промышленность", 1972, стр. 236.

13. Дж. Ейтс. "Основа механики псевдоожижения с приложениями". М., "Мир", с.55.

14. А.А. Фурман. "Хлоросодержащие окислительно-отбеливающие и дезинфицирующие вещества". Москва, "Химия", 1976, стр. 18.

15. А.Я. Розовский. "Кинетика топохимических реакций". М., "Химия", 1974, с. 59.

16. Е.А. Шилов, С.Н. Солодушенков. "О механизме гидролиза хлора". // Журнал «Физическая химия», т. XXI, вып. 10, с. 1159, 1947.

17. Б. Дельмон. "Кинетика гетерогенных реакций". изд. "Мир", Москва, 1972, с. 749.

18. Т. Шервуд, Р. Пикфорд, Р. Уилки. "Массопередача". "Химия", 1982, с. 51.

19. Р.В. Богданов. "Химия традиционная и парадоксальная". Ленинградское издательство Ленинградского университета, 1985, с. 44.

20. М.М. Викторов. "Графические расчёты в технологии неорганических веществ". Ленинград, 1972.

21. И.К. Кикоин, А.К. Кикоин. "Молекулярная физика". Физико-математическая литература, Москва, 1963, с. 168.

22. Л.Д. Ландау, А.И. Ахиезер, Е.М. Лифшиц. "Курс общей физики". Москва, "Наука", 1965, стр. 371.

23. А.А. Андронов, А.А. Витт, С.Э. Хайкин. "Теория колебаний". Москва, «Физ. мат. лит.», 1959, стр. 89.

24. Ф. Морз. "Колебания и звук". Москва, ИТТЛ, 1949, стр. 129.

25.Р.Р. Алиев, А.Б. Ровинский. "Спиральные волны в реакции Белоусова-Жаботинского: компьютерные вычисления и эксперимент". Пущино, 1989, препринт, АН СССР, Институт биологической физики.

26. Г. Джеффрис, Б. Свирлс. "Методы математической физики". Москва, "Мир", 1970, вып. 2, стр. 129.

27. Л.Г. Лойцянский, А.И. Лурье. "Теоретическая механика". Часть 3. Ленинград, 1934, с. 15.

28. Я.Г. Пановко. "Введение в теорию механических колебаний". Москва, "Наука", 1981, с. 115.

29. Е.П. Блаватская. "Тайная доктрина". Москва, "Прогресс-Сиринъ", 1992, кн. 2, "Космогенезис", стр. 200.

 

Москва, 11 января 1995 г.

 

Колесников Игорь Викторович, - кандидат химических наук, ведущий научный сотрудник Центра Общепланетарных Геоструктур Русского Физического Общества, действительный член Русского Физического Общества (1992).


« назад

Журнал Русской Физической Мысли
Журнал Русской Физической Мысли

Ссылки: